object1311732607

ten20x1000

РЕДКИЕ ЗВЕРИ КОРЯКИИ И ЧУКОТКИ: ИРБИС, ТИГР, ИРКУЙЕМ

Родион Сиволобов

криптозоолог, Петропавловск-Камчатский

 19.02.2019

22. 09. 2014 года одна из пяти моих фотоловушек зарегистрировала снежного барса. Таких фотографий сейчас тысячи. Но мой снежный барс снят в Корякском нагорье, на 620 северной широты – это 5000 км от северных границ основного ареала. Поверить в существование этого зверя, почти на широте Полярного круга, трудно даже для меня. Но фотография, о которой речь – результат моей более чем 30-летней работы начатой в 1980-х годах (вначале был сбор информации, затем – поиск).

            Первые сведения, о берингийской снежной кошке, я получил в 1982 году от охотника Валентина Павлухова. Он был самым опытным охотником, переехавшим в Корякию уже в зрелом возрасте из Уссурийской тайги. Про таких говорят: «Родился охотником».  В зимний промысловый сезон 1982 года он рассказывал приехавшему к нему на участок охотоведу: «На днях следы видел, похожие на следы молодого тигра. Сам понимаю, что кроме рыси из кошек здесь никого не должно быть. Но тогда кто это был?..» Глаза охотоведа полезли на лоб, он покрутил пальцем у виска....

            По утверждению Павлухова, следы были свежими, чёткими, на плотном снегу. Зверь не бежал, шел спокойно. Своеобразный отпечаток лапы и особенность следовой цепочки говорили опытному следопыту: это мог быть кто угодно – только не рысь. У Валентина те следы вызвали ассоциацию со следами небольшого тигра. Следы этих полосатых кошек ему не раз доводилось видеть в уссурийской тайге. Но в 1982 г. рассказ меня не заинтересовал.  В то время мне хватало проблем с поисками моего первого необычного зверя – медведя – иркуйема. Я пожал плечами: мало ли что кому покажется.

            Но пришло лето и на охотничий участок Павлухова приехали заготовители сена – пять человек. В один из вечеров на склоне террасы появилась большая серого цвета кошка, с длинным, крючковатым на конце, хвостом. Перемещалась грациозно, с кошачьим изяществом, периодически останавливаясь и с опаской оглядываясь на людей. На восторженные призывные крики одного из косарей, первым заметившим необычного для этих мест зверя, сбежалась вся бригада. Наблюдавшим её с 200 м людям она показалась именно серого цвета. Но один человек, обладавший идеальным зрением, утверждал, что на светлом фоне шкуры просматривались тёмные пятна.

            Подробно я расспросил двоих из пяти очевидцев – Анатолия Сорокина и Владимира Павлова. Сорокин поведал не только о том, кого они видели летом во время сенокоса, но и дополнил рассказ о необычном звере. Анатолий рассказал, что в одном из домиков заброшенного посёлка на участке Павлухова, жила супружеская пара пожилых аборигенов. У них такая же кошка (вероятнее всего — та же самая) глубокой осенью того же 1982 г. утащила вначале щенка, а через два дня и взрослую собаку, вытащив её ночью, жутко визжавшую, из-под крыльца. Такое поведение хищника, потерявшего страх перед человеком, говорит только об одном – испытывал лютый голод.

            О третьем эпизоде сообщил бывший оленевод, патриарх олюторских коряков – А.Улей (Улейка). В продолжительной беседе Улей рассказал мне ещё об одной необычной встрече. И начал он, без моей подсказки, с потрясающего вопроса: «А что за странный зверь в наших горах живёт, похожий на кошку, но размером с большую собаку?». Я едва не выронил из рук кружку с горячим чаем.

            Случай произошёл с Улеем в начале 1960-х годов на Пылгинском хребте. Тогда он был  моложе, и ему не составляло труда между дежурствами в табуне поохотиться на снежных баранов. На одной из таких охот, после выстрела по толсторогу, в трёх десятках метров от охотника, из расщелины выскочило «что-то» буровато-серого цвета с длинным хвостом и в пять секунд исчезло в складках гор. Но и этого времени Улею хватило, чтобы разглядеть таинственного зверя.

            Следующий случай необходимо рассказать с предысторией. В устье реки Култушной, что в 20-ти километрах от села Тиличики, жила ещё одна супружеская пара пожилых аборигенов — старик И.Калык со своей «мамушкой». Жили они исключительно охотой и рыбалкой. Весной 1984 г. в их хозяйство забрёл… полярный медведь! (Такое здесь редко, но случается, белые медведи иногда заплывают по весне в залив Корфа с арктическими льдами). Выйдя из лачуги на свирепый лай собак, Калык несколько секунд стоял в оторопи. Белый великан раскапывал яму с заквашенной для прокорма собак рыбой. В нескольких метрах от него бесновался на привязи пёс – вожак упряжки. Придя в себя, старик сбегал в землянку за карабином и расстрелял грабителя и потенциального убийцу привязанных собак…. Об инциденте узнал местный охотинспектор. Калык и не думал ничего скрывать, ведь он понятия не имел о существовании какой-то Красной книги и был уверен в своей правоте. Но когда инспектор пригрозил ему уголовным делом и огромным денежным штрафом, волосы на голове у старика окончательно поседели. К счастью, он отделался всего лишь испугом.

            Пришла очередная зима. Однажды февральским утром Калык отправился на собачьей упряжке за берёзой для новых саней. Преодолев многокилометровый путь, он приближался к отрогам Пылгинского хребта. Собачки подустали и плелись шагом, но при подъезде к березняку вдруг резко рванулись вперёд. Наездник не успел затормозить, и упряжка врезалась в густой подлесок. Две собаки оторвались и помчались в лесок. В этот момент он заметил, как что-то серое промелькнуло впереди собак между деревьями. Надежно привязав упряжку, старик пошел за беглецами, прихватив ружьё. После недолгого поиска нашёл их по звонкому лаю. Задрав головы, они вертелись под деревом. А на дереве сидела большая пятнистая серая кошка! Он слышал о рыси, но, ни разу не добывал и даже не видел её в природе. Новая закупочная цена на шкуры этого зверя в 1985 г. была просто фантастической — 200 рублей. Недолго думая, поднял ружье…. Упавшая с дерева «рысь» оказалась с длинным хорошо опушённым хвостом. Недоброе предчувствие закралось ему в душу. Но он всё же, привёз зверя домой и снял с него шкуру. Через пару дней в гости приехал зять — Анатолий Нутан — современный обрусевший абориген со средним школьным образованием и мой однокашник по училищу (эту историю я рассказываю с его слов). Внимательно рассмотрев необычный трофей, Нутан говорит тестю: «Отец, в это трудно поверить, но мне кажется — это снежный барс… Он же в Красной книге!» Услышав два последних слова, ставших с весны предыдущего года для Калыка жуткими, старик дрожащими руками снял шкуру с распялки и запихал её в горящую печь.

            В Петропавловске живёт мой земляк из Корякии — Владимир Тынетегин — бывший оленевод, до этого проживал в Пенжинском районе. Раньше мы не встречались и познакомились только в 1996 г. Сейчас мы дружим семьями. Я не раз бывал у него в гостях, как и он у меня. В январе 2009 года, в очередной его визит, приглашаю посмотреть на компьютере слайд-шоу сделанных мной в разное время фотографий, в том числе и недавно привезённых с севера. Включаю компьютер, мой гость садится, напротив, на диван. На мониторе появляется фоновый рисунок — фото молодого барса. Тынетегин спокойно, без эмоций, говорит: «А я видел такого….»

            В июне 1974 г., после окончания школы Тынетегин пошёл работать в оленесовхоз «Таловский». В конце лета пастухи продвигались со стадом через центр Корякского нагорья, южнее горы Ледяной, в сторону бухты Наталии. Переваливая Апукский хребет, В. Тынетегин и бригадир Л.А. Акен нашли в истоке одного из горных ручьёв большую, величиной с крупную собаку, мёртвую пятнисто-серую хвостатую кошку. Убита она была, вероятно, волками.

            Местные оленеводы рассказывают, что когда олени поднимаются зимой на увалистые горы, на продуваемые ветрами кормовые площадки, на них иногда нападают большие горные рыси. Как оказалось, тех рысей никто из них не видел, такое заключение оленеводы сделали по необычным крупным кошачьим следам. О двух таких случаях сообщил А.М. Матвиенко — зоотехник Хаилинского оленеводческого совхоза.

            Ещё одно свидетельство я получил летом 2011 г. от В.С. Бондарева —  главы администрации Олюторского района. Он рассказал мне необычную охотничью историю, произошедшую глубокой осенью 1979 г. с геологами в подножье Ветвейского хребта. У них в заячью петлю попала большая пятнистая пепельно-серая хвостатая кошка! Фотография её должна быть у одного, знакомого Бондареву, геолога, проживающего в селе Пахачи.

В целом я собрал более двух десятков опросных сведений о визуальных встречах снежного барса и его следов, и около десятка следов нашёл лично. Последние два года четыре моих фотоловушки стояли в труднодоступном месте, куда я не мог попасть из-за отсутствия средств, чтобы их проверить. Начиная с 2011 года, мои камеры фиксировали всех животных, распространённых в исследуемой области: бурого медведя, рысь, волка, росомаху, лисицу, снежного барана, северного оленя и др. Но никогда – снежного барса и амурского тигра, также появляющихся время от времени на Чукотке и в Корякии. Работая по теме берингийского барса, случайно «зацепил» ещё одну, но более крупную кошку – тигра.

У меня есть хорошие знакомые в Петропавловске-Камчатском – это супруги Безугловы, Ирина и Александр. В 2012 году мы с ними создавали, на их семейной студии «Дар», короткометражный фильм о БСК – для показа на местном телеканале (именно, поэтому они были хорошо осведомлены о моей работе по берингийской снежной кошке). Как-то Безугловы поехали в село Соболево, в гости к родственникам, к сватам – Кузьменко. Там разговор зашёл обо мне и о снежном барсе. Анатолий Петрович Кузьменко – бывший геолог, в советские времена работал на севере Камчатской области, в Северо-Камчатской геологоразведочной экспедиции (СКГРЭ). И он стал убеждать Александра, что никаких барсов или других снежных кошек, там нет. Он уверен в этом, потому, что долгое время работал в тех краях, в полевых условиях, и ничего подобного там не видел и даже не слышал. Но… вдруг осёкся на полуслове. Достал альбом со старыми фотографиями, покопался в нём и нашёл фото. Это была фотография следа большой кошки. Он сделал тот снимок летом 1979 года на п-ове Тайгонос, на границе Магаданской и Камчатской областей. Когда фотография попала мне в руки (чёрно-белое фото хорошего качества с приложенным к следу, для масштаба, компасом с сантиметровой разметкой; ширина следа, по краям подушечек пальцев – 15 см, ширина пятки – 11,5 см), я идентифицировал тот след, как след тигра. И в тот момент вспомнил давний разговор с одним из оленеводов села Хаилино, Олюторского района – это был Александр Апахля. Как-то, при встрече, он поведал мне, что видел в пойме реки Вывенки, следы тигра. Но тогда, ту информацию, я не воспринял всерьёз, не записал и потому скоро забыл про неё.

            Намного раньше открытия обоих видов крупных кошек, в Западной Беринги, я начал поиски реликтового бурого медведя, выжившего с плейстоцена. Коряки называют его иркуйем – «волочащий по земле зад». Задние ноги этого медведя на 25-30% короче передних и делают его непохожим ни на современных медведей, ни на другого плейстоценового медведя, названного палеонтологами короткомордым (arctodus simus). Сравнение современного бурого медведя с иркуйемом можно видеть на фото. Толчком целенаправленному сбору  информации о странном медведе послужил случайный разговор на берегу реки Тылговаям со старым коряком из села Хаилино И. Елелькивом. Он был уже преклонного возраста, но память у него была прекрасной.

            Старик – Елелькив хорошо помнил моего отца, когда тот в 1940-х годах заведовал в Хаилино факторией (я тогда ещё не родился). С воспоминаний о прошлом разговор постепенно перешёл на охотничью тему. Счёт добытым мной медведям тогда только начинался. Услышав о желании молодого амбициозного охотника, «взять» самого большого косолапого, старик благоразумно предостерёг: «Только медведя с короткими задними ногами не стреляй – это иркуйем. Того, кто убьёт его, духи начнут преследовать, и будут преследовать до тех пор, пока не погубят». Узнав подробности о том, как он выглядит, я засомневался, стал предполагать, что это, мол, обычный бурый медведь — кайнын максимальных размеров и предельного возраста и не более того (кайнын, по корякски — медведь). На что он ответил, обидевшись на мою непонятливость: «Старого кайнына можешь стрелять. А на иркуйема, при встрече, и смотреть-то долго нельзя. Надо сразу же уходить обратным следом». Присутствовавший при разговоре другой пожилой абориген, Н. Яплепин добавил, что даже встреча с этим медведем не сулит ничего хорошего. Если повторно прийти на то место и опять повстречаться с ним — жди беды….

            И понесли меня ноги в самые отдалённые места и на более длительные сроки. Десять лет кряду ежегодные отпуска я проводил в самых дальних медвежьих углах. В те годы ни один абориген, прибывший в Тиличики, не оставался не опрошенным мной о загадочном медведе. Со временем почти во всех населенных пунктах Олюторского района и в некоторых селах других районов Корякии у меня появились помощники. К 1986 году я уже знал полтора десятка очевидцев, двоим из которых довелось добыть иркуйема.

            Одно сведение было получено от геологов (сообщил начальник Северо-Камчатской геологоразведочной экспедиции — Ю.П. Рожков): какого-то «медведя — урода» с короткими задними ногами они добыли в 1968 г. на р. Лататыргинваям. Но пока не было вещественного доказательства существования этого медведя, у меня не было желания широко об этом распространяться. Только после приобретения первой шкуры иркуйема с моей подачи появились сообщения о нём в окружной газете, в «Правде», в журналах «Вокруг света» и «Охота» — 1986-1987 годы. В 1988 году студия документальных фильмов «Киевнаучфильм» сняла фильм о животном мире Камчатки — «Куда ушёл иркуйем?».  Стержнем его была избрана тема не известного науке медведя.

            Первая приобретенная мной шкура была снята с медведя – иркуйема, убитого оленеводом совхоза «Корфский» И. Игильгиным в верховье реки Вывенки, осенью 1985 г. Другого необычного медведя, шкура которого также попала ко мне, добыли пастухи того же оленеводческого хозяйства – С.Вотгигин и А. Лелькив в ноябре 1987 г. на р. Илирваям. Они стреляли по лежащему в снегу зверю, не поняв, что это – иркуйем. В сентябре 1989 г. один из моих помощников —  А. Талавла — доставил мне череп медведя (предположительно, иркуйема), убитого жителем села Хаилино Н. Кечгичавиным на реке Ветроваям.

            В конце 1986 г. началась и до 1991 г. продолжалась переписка и телефонное общение по «проблемному» медведю с ленинградским профессором Н.К. Верещагиным — палеозоологом, морфологом, систематиком. Он был основным моим консультантом, единственной направляющей и подбадривающей силой. Но в 1991 г. наука, как и всё в нашей стране, начала разваливаться. Большая часть собранного материала оказалась невостребованной, за исключением фотографии шкуры, пробы шерсти и черепа медведя с р. Ветроваям. Череп того медведя мне так и не удалось получить обратно. Полугодичная переписка и телефонные переговоры с уважаемым профессором, по поводу обещанного возвращения черепа, ни к чему не привели (все письма трехлетней переписки сохранены). А вскоре наступило такое время, что мне было уже не до этого, надо было думать о выживании в свалившемся, как снег на голову, жутком периоде.

            В первых сообщениях о загадочном медведе Корякии журналисты подхватили и раздули самые необычные сведения о нём — невероятную уродливость и гигантские размеры, поставив в один ряд со снежным человеком и чудищем с озера Лох-Несс. Мне тоже хотелось бы увидеть его таким. Но оказалось, что он едва ли крупнее обычного медведя. Правда уродливость, необычность сложения задней части туловища — очевидны и бесспорны. Поэтому местные аборигены чётко разделяют обоих медведей, называя обыкновенного бурого медведя — кайнын, а необычного, с характерными отличительными признаками — иркуйем, что в переводе с корякского означает «волочащий по земле зад». В Тигильском районе он известен также как кайнын-кутх — «медведь-бог».

            Основные отличительные признаки иркуйема: укороченные задние ноги, отвислый живот, отчётливо выделяющиеся жировые ягодицы. Иркуйем очень массивен в задней части туловища даже после вынужденной весенней бескормицы, бегает плохо.

            При описании и занесении в систематику нового вида животного наука остаётся консервативной, жесткой и бескомпромиссной. Пока животное не препарировано специалистами, то его как бы и нет. Основное препятствие к новым, более сложным, а потому и более интересным открытиям — косность учёного мира. Доктор биологии Барнар Эйвельманс — основоположник криптозоологии — утверждал: «Секрет неизвестных животных — за тройной оградой недоверия, умственной лени и научного высокомерия». Трудно с этим не согласиться. За немногие годы существования криптозоологии её методами открыты десятки новых видов животных. И какого-то особого секрета в этом нет. Всё и всегда держится только на энтузиастах. Ярким подтверждением тому может служить доказанное энтузиастами в 1987 году существование в Мексике «онзы» – нового вида крупной кошки, считавшейся давно вымершей и внешне похожей на пуму. К такому же, новому виду среди медведей или к новой географической расе, относится и иркуйем.

 

Статья опубликована в 2017 году в июньском номере научно-практического журнала «Российские регионы – взгляд в будущее».

Сотрудничество

Международный журнал культурной и деловой жизни "Золотая площадь" пргиглашает к сотрудничеству компании и частных лиц. Вы можете размещать рекламу на страницах печатного издания и в электронной версии журнала в виде рекламных материалов, баннеров, видеороликов, по лучшим ценам и на лучших условиях.

Читать...

О нас

«Золотая площадь». Международный журнал культурной и деловой жизни.
The Golden Plaza. International Magazine of Culture and Business.
Свидетельство о регистрации средств массовой информации:
Москва, Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Эл № ФС77-49585 от 24 апреля 2012 г.
Учредитель: Индивидуальный предприниматель Эркенов Рашид Адамович.
Главный редактор журнала «Золотая площадь» Аппаев Билял Добаевич.
Издатель: индивидуальный предприниматель Эркенов Рашид Адамович. Адрес издателя: 369380, КЧР, Малокарачаевский район, с. Учкекен, ул. Ленина, 89а.

Контакты

filePxZu

Адрес редакции:
Россия, 369380, КЧР
Малокарачаевский район
с. Учкекен, ул. Ленина, 89а.
email: info@goldenplazamagazine.ru
Тел. 8 87877 2-55 37