object1311732607

ten20x1000

  • ВСЯ ЖИЗНЬ ЕГО - СЛУЖЕНИЕ ИСКУССТВУ…

    ВСЯ ЖИЗНЬ ЕГО - СЛУЖЕНИЕ ИСКУССТВУ…

    Многонациональная КарачаевоЧеркесия во все времена славилась талантливыми людьми: учёными, писателями, поэтами, художниками, музыкантами… Мы знаем их поимённо и гордимся. Но в области национального хореографического искусства, если и есть такие, как Читать
  • НЕИЗВЕДАННАЯ ЩЕДРОСТЬ ТАЛАНТА

    НЕИЗВЕДАННАЯ ЩЕДРОСТЬ ТАЛАНТА

    Яшина Елизавета Владиславовна родилась2 августа 1987 года в Крыму, в городе Симферополе, в семье художников.В 2002–2007 г. обучалась в Крымском художественном училище им. Н.С. Самокиша, закончила с отличием.С 2007 г.— Читать
  • Духовная зрелость слова

    Духовная зрелость слова

    Для Виктора Петровича Ткаченко, известного на Украине в шестидесятые годы диктора Харьковского комитета по радиовещанию и телевидению, а с 1970 года — диктора Центрального телевидения и Всесоюзного радио, истина «Слово — это Читать
  • 1
  • 2
  • 3

«Путник с Востока». Константин Чхеидзе.

europa001

«Путник с Востока» — так назвал писатель, мыслитель, публицист Константин Александрович Чхеидзе один из своих романов. Он писал его в Праге в 1941 г., на двадцать первом году своей эмигрантской жизни. Через судьбу главного героя Алеши, имя которого отсылало к «Братьям Карамазовым», роману, глубоко поразившему его еще в юности, Чхеидзе рассказывал о Кавказе, о тех людях, с которыми сводила его судьба, прочерчивал изменчивую ее траекторию. Неразрывно сплетал в символическом заглавии романа план автобиографический и план историософский, ставя своего путника в ряд тех «искателей Града», что на протяжении веков шли по пространству земли в чаянии всеразрешающей правды.

Русский по матери, грузин по отцу, Константин Чхеидзе родился 19 сентября 1897 г. в Моздоке, где его предки, ставшие в XVIII веке русскими подданными, получили земли от правительства Екатерины I. Аристократический род князей Чхеидзе верой и правдой служил Государству Российскому, не роняя чести фамильного герба, изображавшего меч, брошенный на чашу весов. Отец, Александр Чхеидзе, в юные годы добровольцем ушел на русско-турецкую войну и участвовал в боях под Шипкой.

В семье Чхеидзе было шестеро детей. Пять девочек и Константин, единственный сын, «продолжатель рода». От отца мальчик унаследовал независимость и твердость характера, от матери, происходившей из русской семьи, чувствительность, доброту сердца, живой и подвижный ум. Он жадно впитывал впечатления жизни, и ближней, домашней, с семейными традициями, реликвиями, родовыми преданиями, и городской, дававшей новые яркие впечатления. Моздок в начале XX в. насчитывал всего 3–4 тысячи человек населения, но этнографически и культурно был разнообразен необычайно. Здесь жили люди разных национальностей и вер: грузины, армяне, осетины, кабардинцы, чеченцы, ингуши, немцы, украинцы, евреи и др. Но не было и следа национальной или религиозной розни.

С детства Константина особенно влекли к себе горы. Когда судьба забросит его далеко от родного дома, кавказские пейзажи навсегда останутся в его памяти как эталон красоты. Ими он будет поверять впечатления от европейских ландшафтов, их не раз будет описывать в своих книгах. К ним будет улетать воображением и в лемносских палатках, и в болгарских рудниках, и в тесной комнатушке в пражском студенческом общежитии.

В одиннадцать лет Чхеидзе покидает родительский дом. Его судьба предрешена — в отцовском роду все были военными, фамильная шашка, на протяжении поколений переходившая от отца к сыну, уже ждала своего наследника. Сначала в Полтавском кадетском корпусе, потом в Тверском кавалерийском училище постигает юный Константин азы военного мастерства. Летом 1916 г., ожидая начала занятий в училище, путешествует по Кабарде и Балкарии. Красота и величие этих мест навсегда войдут в его душу. Как и обычаи и предания кабардинского и балкарского народов. Когда Чхеидзе станет писателем, образы Кабарды и Балкарии появятся в книге «Страна Прометея» (1930), романах «Глядящий на солнце» (1935) и «Навстречу буре» (1940). А роман «Крылья над бездной» (1942) и повесть «Невеста гор» (1944) окажутся целиком построены на материале балкарских легенд и преданий.

Тверское кавалерийское училище Чхеидзе закончил осенью 1917 г. и 25 октября, в день Октябрьского переворота, пустившего историю России по новому руслу, прибыл в Кабардинский полк. Он служил под началом Заурбека Даутокова-Серебрякова, знаменитого деятеля Белого движения на Кавказе. Вместе с ним прошел все этапы революционного смутного времени и Гражданской войны. Видел ее жестокий, звериный лик и одновременно высокий идеализм, живший в душах тех, кто стоял по разные стороны баррикад. И позднее, давая оценку переломным событиям времени, писал, что ни одна из враждебных сторона не была способна возвысить свою частную правду до правды целостной и абсолютной, способной примирить идейные антагонизмы, синтетически вместить в себя — в претворенном, избавленном от разделяющих крайностей виде — правды отдельных личностей, слоев, классов, народов.

Сам Чхеидзе волею судьбы оказался на стороне белого движения, и был вынужден пройти вместе с собратьями по оружию крестный путь отступления, разгрома армии, бегства на пароходах в Константинополь, отправку на остров Лемнос, где в тяжелых условиях, в палатках и бараках, снабжаемые сырыми дровами и скудным пайком (кусок хлеба, перловка, старые мясные консервы) солдаты и офицеры Белой армии пытались не просто выжить, но сохранить воинскую выправку, честь и веру в Россию.

Лемносское сиденье закончилось в октябре 1921 г. А затем Чхеидзе попадает в Болгарию, согласившуюся временно принять часть русских войск. Князь, офицер становится чернорабочим. Четырнадцать профессий переменил он за два неполных года: дровосек, кочегар, каменщик, грузчик, землекоп и т. д. Не на фронтах Гражданской войны, не в лемносских палатках — именно здесь, под палящим балканским солнцем, по-настоящему мужает его характер. Свои «труды и дни» Константин Чхеидзе позднее опишет в очерке «Снимки и думы» (1925), повести «Голые люди» (1930), романе «Путник с Востока» (1941).

Черный, изнурительный труд за гроши, за кусок хлеба и крышу над головой. Порой Чхеидзе казалось, что так будет всегда. Но в 1923 г. судьба его резко меняется. Константин Александрович нелегально переходит границу Чехословакии, перебирается в Прагу и поступает на Русский юридический факультет, открытый в рамках «русской акции» президента Т.Г. Масарика.

Очень быстро он входит в литературные круги русской Праги, начинает печататься в русских, потом чешских изданиях, вступает в Союз русских писателей и журналистов в Чехословакии. И почти сразу определяет для себя главную тему творчества: Кавказ. Во многом именно благодаря Чхеидзе образ Кавказа во всей его многогранности, исторической, духовной, культурной входит в сознание чешских читателей. Впрочем, по-чешски за годы своей пражской жизни «путник с Востока» так и не начал писать. Все его произведения создавались по-русски, сначала от руки, потом на старенькой машинке, верно служившей ему многие годы, и лишь затем переводились на чешский язык.

В 1920–1930-е гг. Константин Александрович неоднократно выступал с лекциями о народах Кавказа, их истории, обычаях, быте. При этом Кавказ для него — не только особый этно-культурный мир. Это средоточие нравственных ценностей, передающихся из поколения в поколение на протяжении многих веков. Писатель стремился осмыслить духовный опыт Кавказа, противопоставляя патриархальные традиции горских народов с их культом предков, почитанием старших, взаимопомощью, родственно-семейной любовью — эгоистической, атомарной цивилизации, не хотящей знать о любви, загнавшей человека в каменные лабиринты городов, в душные клетки квартир, где ему остается только умереть незнаемо и одиноко.

Одновременно, вдохновляемый миссией духовного посредничества между чешской и русской культурами, талантливый критик и эссеист активно знакомил читателей чешских газет и журналов с русской философией и литературой. Рассказывал о классиках «золотого века» (А.С. Пушкине, Л.Н. Толстом, Ф.М. Достоевском) и о современных писателях (А.М. Горьком, В.В. Хлебникове, В.В. Маяковском, А.А. Ахматовой, Б.Л. Пастернаке и др.), о «московском Сократе» Н.Ф. Федорове, писал о советской и эмигрантской литературе, писателях Подкарпатской Руси...

Темперамент писателя сочетался в Чхеидзе с темпераментом общественного деятеля и публициста. В поисках идеала, который смог бы дать подлинные, а не мнимые ориентиры людям, прошедшим сквозь ужас гражданской братоубийственной бойни, одушевить историческое и социальное делание, он вступает в евразийское движение, духовным центром которого была Прага. В евразийстве находит оправдание глубокой, все его существо захватившей любви к России и Кавказу. К «России, с ее срединным географическим положением; с ее двойственной полуевропейской, активной, отвечающей на вопрос "как?" и полуазийской, созерцательной, отвечающей на вопрос "для чего?" душой». К Кавказу, как бы заключающему в себе «все времена и все письмена, оставшиеся от веков».

Евразийскую концепцию, которая на первых этапах своей истории мыслилась обращенной лишь к части народов земли, тех, что живут на пространстве России-Евразии, Чхеидзе стремится вывести на уровень общечеловеческого мировоззрения. Объединение государств-материков и населяющих их больших и малых народов мыслится философом как путь к всеземному единству, открывающему новую творческую эру истории. Чхеидзе переосмысляет ключевое понятие евразийской мысли — «месторазвитие», расширяя его до планетарных масштабов: «месторазвитием» должен стать «весь земной шар, а субъектом истории — все человечество».

В своих статьях и докладах он призывает к оплодотворению евразийства ценностями русской религиозной философии с ее идеями богочеловечества, активного христианства, истории как «работы спасения». И прежде всего идеями Н.Ф. Федорова, мыслителя, вбросившего в духовную почву России семена идей поистине вселенского, космического масштаба. Представление о человеке как существе ответственном за бытие, соработнике Творца, идея преодоления смерти, разумно-творческой регуляции природы, заступающей место безоглядной и бессовестной эксплуатации ресурсов земли, этика родства и братства, идеал соборного единства рода людского — эти идеи по-настоящему захватили Чхеидзе, искавшего не половинчатых, компромиссных, а полных и предельных ответов на вопрос «о человеке, его смертности и бессмертии», о смысле исторического и культурного делания. В 1933 г. при Литературном архиве Национального музея в Праге он создает архивное собрание Fedoroviana Pragensia, стремясь сделать его центром изучения и развития идей «Московского Сократа».
Когда фашистские войска оккупировали Прагу, К.А. Чхеидзе, подобно И.А. Бунину, нашел свою форму сопротивления — в творчестве. В первой половине 1940-х он написал три романа и повесть. Один из романов — «Крылья над бездной» (1942) — стал своего рода поучительной притчей, подобной евангельским притчам. Чхеидзе работал над ним вдохновенно. Из реальности озверения и убийства уходил в мир легенды, в область дней давно минувших, обретая там и нравственные идеалы, и уроки настоящему.

Когда в Прагу вошли советские войска, Чхеидзе был арестован органами СМЕРШ, и начался крестный путь на Восток, но не на благословенный Кавказ, а в сибирские лагеря. Десять лет пробыл он на дне бездны. В 1955-м вернулся в Прагу. И там судьба дала ему силы на последний творческий подвиг. С конца 1967 по август 1971 г. по заказу чешского Литературного фонда Константин Александрович работал над «Воспоминаниями». На шестистах машинописных страницах — «не календарный двадцатый век»: дореволюционный Кавказ и Россия, гражданская война, эмиграция, Вторая мировая, арест, Лубянка, советский лагерь... «Ставлю себе первейшую задачу дать независимое, правдивое, пусть личное, описание нашей необыкновенной эпохи», — признавался он в одном из писем.

28 июля 1974 г. писатель скончался. Его прах покоится на маленьком кладбище в г. Роуднице-над-Лабем.
«Не будем проклинать изгнанье», — писал Владимир Набоков. Константин Чхеидзе мог бы повторить эти слова. Духовная и творческая его зрелость пришлась на эмигрантские годы. И писателем он стал на чешской земле, которая дала ему кров и природнила себе. Кавказ, Россия и Чехия символически соединились в судьбе «путника с Востока», одного из тех искателей, которому, по Достоевскому, «необходимо именно всемирное счастье», ибо «дешевле он не примирится».

Анастасия Гачева

Сотрудничество

Международный журнал культурной и деловой жизни "Золотая площадь" пргиглашает к сотрудничеству компании и частных лиц. Вы можете размещать рекламу на страницах печатного издания и в электронной версии журнала в виде рекламных материалов, баннеров, видеороликов, по лучшим ценам и на лучших условиях.

Читать...

О нас

«Золотая площадь». Международный журнал культурной и деловой жизни.
The Golden Plaza. International Magazine of Culture and Business.
Свидетельство о регистрации средств массовой информации:
Москва, Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Эл № ФС77-49585 от 24 апреля 2012 г.
Учредитель: Индивидуальный предприниматель Эркенов Рашид Адамович.
Главный редактор журнала «Золотая площадь» Аппаев Билял Добаевич.
Издатель: индивидуальный предприниматель Эркенов Рашид Адамович. Адрес издателя: 369380, КЧР, Малокарачаевский район, с. Учкекен, ул. Ленина, 89а.

Контакты

filePxZu

Адрес редакции:
Россия, 369380, КЧР
Малокарачаевский район
с. Учкекен, ул. Ленина, 89а.
email: info@goldenplazamagazine.ru
Тел. 8 87877 2-55 37