object1311732607

ten20x1000

Жизнь поэта бесконечна

vip002
  Вернувшись в Китай после окончания МГУ, Цао Чжундэ с увлечением  работал редактором и переводчиком в телеграфном агентстве «Синьхуа», нарабатывал опыт, связи, обогащал профессионализм и поэтическое чутьё. В эти годы он много переводит из  русской и советской художественной литературы - «Мать» М. Горького, ряд произведений Ф. Достоевского, « Щит и меч» В. Кожевникова, поэзию Сергея Наровчатова, «Историю Российской Академии наук», «Историю Второго Интернационала» и другие труды.
Но уже в 1961 году   судьба позвала Цао служить   литературе и образованию молодёжи одновременно. Сначала в Нанькайском университете города Тяньцзин он преподавал литературу, затем возглавил кафедру русского языка, стал деканом социологического факультета филиала Нанькайского университета, профессором научного института народонаселения и развития Нанькайского университета . В третьем по величине городе Китая Таньцзине Цао Чжундэ становится членом Союза  писателей, членом Совета Всекитайской Ассоциации переводчиков и членом Совета Ассоциации Социологов.
В годы «культурной революции», когда интеллигенцию городов отправляли на «перевоспитание трудом» в села,  в душе Цао словно пробудился поэтический родник, до этого  не очень интенсивно беспокоивший его. Вопреки тревожным событиям, пишутся лирические строки о любви, природе, мирной жизни - на китайском и на русском языке.
И странно,  будто и не ведая о завещанном рецепте Ван Говэя, и не считая себя особо значимым  поэтом,   стесняясь и мало кому потом показывая написанное, придерживается  интуитивно Цао Чжундэ того стремления к совершенству, к  которому призывал классик, к чему стремились и Го Можо, и Цао Баохуа,  и все поэты- известные и неизвестные. Вот она, огненная стихия Слова и её  невидимые, неистребимые законы!
      В 1978 году, когда к власти пришёл  Дэн Сяопин, Цао Чжундэ приветствовал его реформы и политику открытости: аренду земли крестьянским семьям, свободу торговли, создание «особых экономических зон». Всего за 2 года производство сельхозпродукции выросло вдвое, рост внутреннего национального продукта - 10% и более (до 14% в год). Таких успехов не имела ни одна страна в мире. Китайские товары заполнили прилавки, магазины и рынки. В 1997 году, когда Дэн Сяопин скончался, Цао Чжундэ, выражая свою скорбь, написал: «Мы благодарны, что Вы вывели Китай на истинный путь современного развития. Вы - великий человек, заслуживающий наше величайшее уважение». Многие газеты перепечатали тогда высказывания   Цао. Многие годы Цао Чжундэ занимается исследованием  и пропагандой проблем развития « особых экономических зон », усиленно занимается  самостоятельным изучением английского языка. Свои стихи иногда писал по-русски, а хотел  ещё и переводить  на английский, словно предвидя, что английский станет вскоре необходим.  Его пригласят  сначала  на социологический факультет  Станфордского университета, институт Гувера (1988г), а затем с 1990 по 1992 годы в Питтсбургский университет (США). С  известным американским учёным Алексом Инкелесом, объехавшим 100 стран мира с исследовательской целью, Цао Чжундэ  проводил совместное социологическое исследование на тему «Характерные черты современного человека в Китае». В длинный послужной список Цао Чжундэ одна за другой заносят его назначения и должности: Генеральный директор ЗАО «Интернэшнл Нанко» в Москве, академик Международной Академии Информатизации при ООН, представитель Гонконгской генеральной ассоциации международного инвестирования в России, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, Член Центрального правления Общества российско-китайской дружбы в Москве, советник российско-китайского центра московской международной высшей школы бизнеса (МИРБИС), и так далее, и так далее. А за этим формальным списком чинов и должностей - интересная  творческая жизнь  человека, творящего  в ритме, обгоняющем время, ибо поэт всегда в движении и всегда молод. За время, отпущенное поэту, он проживает еще и время  существования своих произведений, которые, суммируясь, удлиняют  жизнь поэтического слова до бесконечности. Сейчас Цао Чжундэ  приехал в Москву с массой идей по налаживанию  культурных связей между Китаем и Россией. И, конечно, в первую очередь это касается культуры и искусства.  
     К занятию литературой и наукой добавилось ещё одно увлечение: Цао, любуясь красотами природы России и её отражениями в полотнах российских мастеров кисти, хочет поделиться своей радостью созерцать русскую природу через живопись с миллиардным населением Китая, с теми, кто, не выезжая за пределы страны, мог бы насладиться красотой русских просторов через живопись.
    Сегодня мы познакомим вас, дорогие читатели, с поэтическим творчеством  двух родственных  поэтических душ, отца и сына - Цао  Баохуа и Цао Чжундэ на китайском, русском и английском языках.

Елизавета Коздоба

СБОРНИК СТИХОВ
ЦАО БАОХУА И ЕГО СЫНА ЦАО ЧЖУНДЭ


ЦАО БАОХУА (1906--1978) –
поэт и переводчик, входил в литературную группу «Новолуние».

В 20--40-е годы выпустил ряд книг: «Послание душе поэзии», «Ода закату», «Пламя души», «Без названия», «Песни труда». Он также переводил художественную, критическую литературу и эссеистику с русского и английского языков.

Стихотворение «Она кивнула» публикуется в переводе Цао Чжундэ, сына поэта, профессора Нанькайского университета в Тяньцзине.

ОНА КИВНУЛА
Та женщина кивнула мне всего лишь.
Ожог мгновенья разве же припомнишь?
Всего лишь беглый взгляд вполоборота,
И мне открылись райские ворота.
Жасмин пьянящий падал на меня.
И я испил небесного огня.
Она кивнула... Лодку понесло,
Трещит слоновокостное весло.
И рыбы, восторгаясь, закричали,
Что дождь прошёл над озером Печали.
Блаженствую... Любовь моя —невинна...
Не увядает лепесток жасмина.
1929 г.
Перевод на русский
Цао Чжундэ

РАЗНИЦА
Когда я впервые узнал её имя,
Восторженным вихрем вскружило меня.
Была красота в иероглифов нимбе,
И пылкость любви, и накалы огня.
А нынче гляжу я в черты её лика,
И грусть переполнила душу мою:
Не то, чтоб была она вовсе безликой,
Но хитростей бездну в бровях узнаю.
1930 г.
Перевод на русский язык
русской поэтессы Елизаветы Коздобы


СОЗЕРЦАНИЕ НА ДЕРЕВЕНСКОЙ СКАМЕЙКЕ
Бамбуковый плетень.
Крестьянская луна.
Стоит февраль.
Но движется весна.
Я облачен в сребристый лунный свет—
Уединяюсь от мирских сует.
Мне девушка мерещится одна —
Вся в ожиданье вожделенной встречи...
Не тяготит меня февральский вечер.
Благословенна в мире тишина.
И холод нипочём—не страшен север:
Природа помышляет о посеве...
Томлюсь теплом крестьянского двора,
Где, как сестра, судьба ко мне добра.

Написано автором на русском языке много лет назад, во времена «перевоспитания интеллигенции»в китайской деревне.

СЛУШАЕМ СИМФОНИЮ ШЕСТУЮ
На тебя, сидящую на диване,
Пристально смотрю и молчу,
Чувство к тебе влечёт вовсю,
Но на стуле пред тобой тихо сижу.
Мелодии Чайковского заполняют комнату.
Только вдвоём с тобою
Слушаем симфонию шестую.
Гляжу в твои темно-коричневые очи.
Полны они женской любви и страсти.
Надолго встретились наши взгляды вместе,
Ток мигом передаётся друг другу в сердца.
Вздыхая, кладёшь ты голову на спинку дивана,
А на меня смотришь, глаз не отрывая.
С трудом одолеваю смущение и робость,
В упор смотрю в глубину твоих лучистых глаз.
Чувство “голода” и тоска моё сердце грызут,
Нервы мои вот-вот сдадут.
Затаив дыхание,
Слышим мелодию знакомую.
Плавно она звучит в ушах у нас с тобою,
Нас окрыляет и несёт в эфир.
Ввысь и вниз парим вместе с прекрасным аккордом,
Летим в тумане в царство мечты и свободы.
Проходит час, другой,
На прежнем месте сидя, не шевелясь,
К задушевным струнам Чайковского прислушиваясь,
Долго смотрим в глаза друг другу,
Наслаждаясь безмолвным обменом чувств.
Не было со мной никогда такого счастья,
И не знаю, с кем-нибудь подобное случалось ли.
Дай бог всем влюблённым парам испытать это чувство бесподобное,
Лишь бы ты, прекрасное создание, была всегда моею.
1971 г.

К Л.С.
Люблю я тебя глубоко и страстно,
Тебя я увидел вроде не так давно.
Но если сосчитать, уж 8 лет прошло,
Тебя я познавал постепенно,
Через бури и будничные беседы.
Красавиц мы видели много на свете,
Но сердце моё отдано лишь тебе одной.
Прими его, моё сердце, бери его своей ласковой рукой.
Люблю я глубину твоих больших темно-коричневых глаз,
Женскую доброту и глубинные страсти,
Люблю твою красоту мадонны,
Римский профиль и самую лучшую из всех окружающих фигуру.
Люблю тебя всю, всю, всю!
Жажду я встречи с тобой каждую минуту,
И смотреть на тебя не отрывая глаз,
Или просто сидеть возле тебя молча,
И слышать, как тихо идёт счастливое время.
Как я хочу с тобой рука об руку взбираться на вершину.
На ту вершину, где наивысшее счастье улыбается человеку.
Вот-вот мы её достигнем,
Но если вдруг на пути нависнет над нами туча,
Дорогая, ты не передумаешь?
Сему верить я никак не могу.
Но что ты, дорогая, скажешь на это—
Решить судьбу мою.

ПО СНЕЖНОМУ ПОЛЮ ИДУ
По широкому снежному полю иду
Февральскому солнцу навстречу.
Сквозь туман оно освещает равнину.
Переливает белый ковёр,

подобно серебру.
С лёгким багажом за плечами иду,
Перебираясь к далёкому горному подножию.
Шаг за шагом путь одолеваю,
Как альпинист идёт по Памиру.
Мне в глаза бьёт искрами отблеск снега.
Прищурившись, я иду.
Твой образ в сердце всегда ношу,
Постоянно думаю о тебе думу.
Даришь ты мне высшее счастье,
Когда с тобой вместе бываю.
Причиняешь ты мне несказанное страдание,
Когда в разлуке с тобою.
Что это со мной происходит?
Сам не знаю.
По скрипучему снегу потихоньку шагаю
И мысленно стихи сочиняю...

НА ДОРОГЕ
Жду тебя каждое утро на дороге,
По которой проезжаешь ты на велосипеде.
Как увижу твой румянец от зимней стужи,
Кровь бежит в моём сердце сильней,
На тебя смотреть не могу без смущения,
И все же назначаю новый час свидания.
Слезаешь, бывает, с велосипеда,
И проходим немного по асфальту проспекта.
У меня в голове густой туман,
Будто плывем, войдя в тёплый океан.
Переговариваемся с тобой немногословно,
Опасаясь попасть на глаза знакомых прохожих.
Никогда не забуду то утро,
Когда нас окутывал туман.
Кругом белизна,
Напоминающая твою душу и тело.
Погуще бы, погуще бы туман,
Чтобы я мог обнять и поцеловать тебя

на улице,
И никто не смог бы увидеть нас вместе.
Прощаясь, иногда передаёшь ключ мне в руки.
Я всегда беру его дрожащей рукой. 
Встреча вновь непременно состоится, 
Тепло переполняет меня всего.
Но все же в глубине души беспокойство—
Не дай бог что- нибудь нарушит наш план.
Так я каждый раз иду обратно по дороге,
По которой ты только что проехала на велосипеде.

РЕВНОСТЬ
Что-то ты пишешь за столом на бумажке,
Потом зажимаешь её крепко в руке.
Я прошу дать мне почитать хотя бы раз,
Ты каждый раз отрицательно качаешь головой
Под предлогом, что я не пойму непонятные слова.
 Вплотную подойдя к тебе,
Смотрю в твои томные глаза
И машинально вырываю у тебя клочок бумаги.
Быстрым взглядом пробегаю её.
Там написаны какие-то знаки,
“Jealous...I’m longing for you”
(ревную, желаю тебя)
Над ними я долго ломал голову с помощью словаря.
А понять их сначала я совсем не мог,
Вернее, глазам своим верить не смел.
Лишь утвердительный кивок головы рассеял моё сомнение.
 Я тут же выучил наизусть эти слова
И готов повторять их тысячу раз.
Но скажу тебе только:
Ревность твоя к подруге твоей напрасна,
Лишь при тебе беседовал я с ней весело.
«Сама знаю, что без всяких причин,
Но почему так, не понимаю”–
Как я рад слышать это сердечное признание,
Улыбка не сойдёт с лица моего никогда.
Теперь я понял ясно:
Твоё чувство ко мне действительно крепко.
Сколько людей страдает от неразделённой любви к тебе!
А я познал всю сладость взаимности.

НА КОЛЕНИ ПРЕД ТОБОЮ
Стану на колени пред тобою,
Склоню голову свою,
Твои руки к губам крепко прижму...
За любовь, подаренную тобою лишь мне,
За великое чувство к нашему
Ребёнку, твоему и моему.
Ты с трепетом сердца мне намекала,
А потом в тот вечер сказала...
Всё это до сих пор вижу наяву.
Ты, как самая счастливая женщина на свете,
С неописуемой радостью, вся дрожа, решила
Его......сберечь,
Невзирая ни на что,
Ни на жесточайший общественный бич,
Ни на долголетний груз, который предстоит нести.
Кто же это утверждал, что женщина слабое существо?
Пред тобой всё это выглядит жалко и бледно.
И больше нечего сказать.
О, ты богиня любви, орлица полета высокого!
Величие и глубина характера твоего
Потрясли меня всего.
 Горячо любящий, я полон чувства преклонения
Перед красотой души и характера твоего.
Позволь мне стать ещё раз на колени пред тобою,
Склонить низко голову мою
И крепко к губам прижать руку твою,
Выражая любовь к тебе, обожание и признательность мою.

Сотрудничество

Международный журнал культурной и деловой жизни "Золотая площадь" пргиглашает к сотрудничеству компании и частных лиц. Вы можете размещать рекламу на страницах печатного издания и в электронной версии журнала в виде рекламных материалов, баннеров, видеороликов, по лучшим ценам и на лучших условиях.

Читать...

О нас

«Золотая площадь». Международный журнал культурной и деловой жизни.
The Golden Plaza. International Magazine of Culture and Business.
Свидетельство о регистрации средств массовой информации:
Москва, Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), Эл № ФС77-49585 от 24 апреля 2012 г.
Учредитель: Индивидуальный предприниматель Эркенов Рашид Адамович.
Главный редактор журнала «Золотая площадь» Аппаев Билял Добаевич.
Издатель: индивидуальный предприниматель Эркенов Рашид Адамович. Адрес издателя: 369380, КЧР, Малокарачаевский район, с. Учкекен, ул. Ленина, 89а.

Контакты

filePxZu

Адрес редакции:
Россия, 369380, КЧР
Малокарачаевский район
с. Учкекен, ул. Ленина, 89а.
email: info@goldenplazamagazine.ru
Тел. 8 87877 2-55 37